Как я Некрасова с Лермонтовым перепутала.

A VPN is an essential component of IT security, whether you’re just starting a business or are already up and running. Most business interactions and transactions happen online and VPN

Десятый класс подходил к концу, а я так и не знала, куда податься. Понятно было, что в Москву воспитывавшие меня сестры не отправят, деньги не те, а сильно поблизости оставаться не хотелось. Да и не в этом дело было. В профессии.

По примеру любимой учительницы я решила стать преподавателем литературы, хотя и не мурчало. А что еще делать?

… Пока та самая любимая учительница не сказала: а не податься ли тебе в журналисты?

У меня в зобу дыханье сперло. Журналистика для меня была тогда сказочно-недостижимой, совершенно лучезарной профессией, в которой могли существовать только боги, разоблачающие все несовершенства и несправедливости мира…

Я кинулась узнавать условия, из которых следовало, что мне для того, чтобы быть допущенной к вступительным, нужно или отработать два года, или предоставить печатные публикации, коих у меня не было и в помине. До экзаменов оставалось два месяца.

На подкашивающихся ногах я поплелась в местную газету, где мне крупно повезло, потому что попала в добрые руки тезки Любы Новиковой, с чьей великой помощью я состряпала пять необходимых заметок. Какие это были заметки — умолчу. Главное — они были!

Вызов на экзамены в тогда закрытый город Владивосток я успела получить. И вот мы уже с двумя одноклассниками — Сережей Козицыным и Сережей Жуковым, поступавшими на другие факультеты, — у заветной двери…

Первый экзамен — сочинение по литературе — я сдала блестяще. Во всем потоке из 100 человек было всего 5 пятерок, и среди них одна моя. Все взяли привычные темы по произведениям и пролетели, а я свободную, что-то там про любовь в литературе. Видимо, таких было мало, и смелость оценили по достоинству, тем более, что я на каждом шагу цитировала великих типа Шекспира. Ну, и русский в то время у меня был идеальный на автомате.

Теперь устный… Принимают: литературу — бог в очках по имени Николай Васильевич Старовойтов и русский — богиня (тоже в очках) Елена Алексеевна Стародумова. Первой по стечению обстоятельств попала к ней, безошибочно ответила даже на кучу дополнительных вопросов…

И тут литература. Женские образы в произведениях Некрасова и Лермонтова. Открываю рот… И чувствую, что несу что-то совершенно несусветное, категорически перепутав Алену Дмитриевну из Песни о купце Калашникове и Матрену Тимофеевну из Кому на Руси…

Знаю, что несу ересь. Остановиться не могу. Добрейший Николай Васильевич пытается что-то подсказывать, да что там… Картинка еще та: семнадцатилетняя пигалица полутора метра роста с огромными от ужаса глазами и преподаватель, выплясывающий вокруг чуть ли не гопака…

Тут он меня останавливает: переходи к следующему вопросу. А следующий вопрос — Ленин о Толстом. Была у меня такая синенькая тетрадка на 96 листов с конспектами, где аккуратным почерком синими же чернилами были записаны два абзаца из статьи “Лев Толстой как зеркало русской революции”. Я даже перед началом два разА эти абзацы прочитала, как знала, что достанется.

Тетрадочку вижу. Синенькие аккуратные строчечки до сих пор перед глазами. Прочитать не могу, как ни пытаюсь.

Наконец, Николай Василич говорит: “Ждите за дверью, мы экзаменационный лист вынесем”. Смотрю на него и ничего не понимаю. Он: “Вынесем-вынесем, ждите”.

… Полчаса в коридоре показались вечностью. Люди входили и выходили, кто-то с экзаменационным листом в кулаке, — сдал, — кто-то с пустыми руками, — провалился. Я все торчала. Наконец, секретарь назвала мою фамилию. Помутившимся взором вижу, что в экзаменационном листе стоит четверка. Этого не могло быть, я же все провалила… Но она была!!!

Как я понимаю, тогда меня спасли выдающееся из общего ряда сочинение, пятерка за устный русский и сочувствие преподавателей, которые наверняка и не такое видели.

Этого мне хватило, чтобы радостно провести следующие пять лет в стенах Дальневосточного Государственного Университета на Октябрьской, 25. Тихая и очень интеллигентная Елена Алексеевна преподавала современный русский — проклятие курса, и я была лучшей студенткой, а большинство однокурсников сдавали его по четыре-пять раз, как и зачеты по физкультуре.

Picture of Любовь Латыпова

Любовь Латыпова

Leave a Replay

About Me

Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.

Recent Posts

Follow Us

Weekly Tutorial

Sign up for our Newsletter

Click edit button to change this text. Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit